Все новости
Общие статьи
25 Января 2019, 18:29

Слово страшное – блокада...

27 января исполняется 75 лет прорыва блокады Ленинграда.

Одной из самых страшных бед, которые принесла Великая Отечественная война, была блокада Ленинграда, унесшая более двух миллионов человеческих жизней. Она длилась 871 день и стала самой продолжительной и страшной осадой города за всю историю человечества. Сегодня уже нет в районе живых свидетелей этой трагедии, но о них ещё могут рассказать их дети. Мама Рима Нурхакимова, жителя с.Николо-Березовка, полгода находилась в блокадном Ленинграде.
С самого детства на долю Шамсегаян Нурхакимовой выпало много испытаний и горя. В 8 лет она осталась сиротой - родители умерли во время голодомора 1921 года. Девочку взяли на воспитание родственники отца. Нелегко ей пришлось в чужой семье. В начале 30-х годов по разнарядке её отправили на работу в Ленинград. Там Шамсегаян встретила свою любовь – сержанта милиции Хакима Нурхакимова. В 1934 году у молодых родился сын Заки, в 1937 году - сын Галимзян. Но недолго длилась счастливая семейная жизнь - Хакима призвали в армию. А потом началась война...
А Шамсегаян с детьми осталась в Ленинграде. В блокадном городе на тот момент оставалось не менее 2,5 млн жителей. Среди них было около 400 тысяч детей. Практически сразу начались проблемы с пропитанием. Постоянный стресс и страх от бомбежек и обстрелов, нехватка медика¬ментов и продовольствия. Все это Шамсегаян Мухаметшиновна испытала на себе.
Буквально с первых дней блокады были введены продовольственные карточки, закрыты школы. В булочные, где выдавался ежедневный паёк, были огромные очереди. Были дни, когда из-за постоянных бомбежек хлебозаводы не работали, и Шамсегаян ни с чем возвращалась домой, где её ждали голодные дети.
Помимо голода, блокадный Ленинград атаковали и другие бедствия: очень морозная зима - порой столбик термометра опускался до минус 40 градусов. Люди умирали, и их не успевали хоронить, трупы лежали прямо на улицах. Шамсегаян с другими жещинами ходила на скотомогильники, где собирала кости умерших животных - варила из них бульон. Также ходила с лопатой на поле, где после убранного урожая могло посчастливиться раздобыть хоть немного картофеля.
А потом Шамсегаян устроилась в госпиталь. Было очень тяжело, но там хоть что-то из еды ей перепадало. Хаким не забывал о жене и мальчишках - написал заявление с просьбой об их эвакуации. Правда, чем-то отравился и умер в блокаду младший сын Галимзян. Через полгода Шамсегаян с Закием по Дороге жизни переправили на «Большую землю». Вот только в дороге кто-то накормил голодного Закия, лишний кусок хлеба оказался ядом и смертью изморенному голодом ребёнку. Шамсегаян потом со слезами на глазах вспоминала, как в блокаду голодный Заки как-то обмолвился: «Я больше не буду кормить голубей крошками». Настолько дорога была каждая крошка хлеба обессиленным от голода людям.
Оборвать эту нить, связывающую блокадный город со страной, немцы стремились постоянно, но благодаря мужеству и силе духа ленинградцев Дорога Жизни жила. Значение Ладожской трассы огромно, она спасла тысячи жизней, как и жизнь Шамсегаян Нурхакимовой.
В 1942 году Шамсегаян Му¬хаметшиновна вернулась на родину в с.Старая Мушта. Хакима Нурхакимовича выписали из госпиталя, и они, наконец, встретились. Правда, ненадолго. Вскоре Хаким Нурхакимов ушел воевать, а возвратился с войны в 1945 году.
В семье Нурхакимовых родилось 6 детей, 5 сыновей и единственная дочка, которая прожила, к сожалению, недолго. А сыновья родителей радовали внуками. Вот только до правнуков Хаким Нурхакимович не дожил, умер в 58 лет, сказались осколки в легких. А Шамсегаян Мухаметшиновна ушла из жизни в 92 года. Несмотря на выпавшие в её жизни испытания, Шамсегаян Нурхакимова сумела стать счастливым человеком. Выросшие сыновья подарили маме всю нежность и заботу, а внуки и правнуки – радость и любовь.