Все новости
15 Мая 2020, 16:08

Архив «вернул» мне деда

Я сейчас вот чему удивляюсь: мое поколение застало фронтовиков в живых и ещё в расцвете лет, но и мы так мало с ними разговаривали и недостаточно о них знаем. Они не любили говорить о войне, а мы особо не лезли к ним в душу. Наверное, потому что тогда их было много, и нам казалось, что так будет всегда. Но они стали потихоньку уходить, год за годом. Пока однажды мы не осознали, что их не стало совсем. И теперь нам не у кого спросить, как всё это было.

Я сейчас вот чему удивляюсь: мое поколение застало фронтовиков в живых и ещё в расцвете лет, но и мы так мало с ними разговаривали и недостаточно о них знаем. Они не любили говорить о войне, а мы особо не лезли к ним в душу. Наверное, потому что тогда их было много, и нам казалось, что так будет всегда. Но они стали потихоньку уходить, год за годом. Пока однажды мы не осознали, что их не стало совсем. И теперь нам не у кого спросить, как всё это было. Некому сказать слова благодарности и преподнести гвоздики. Не о ком позаботиться.
Сейчас интерес к теме войны сильно возрос. Но порою уже слишком поздно. Вот и мы с отцом, спустя более 75 лет, решили поинтересоваться судьбой моего деда, его отца. Единственный документ, который после него остался, - похоронка, доставшаяся нам в наследство от бабушки. Она гласит, что её муж, уроженец д.Сабанчи, рядовой Валиев Шамси 1909 года рождения убит 25 декабря 1942 года и похоронен в д.Зубково Уваровского района Московской области. Отчества нет, имя неправильное, печатей-подписей не разобрать.
Мы решили поискать его на сайте Министерства обороны РФ. И каково же было наше удивление, когда поисковик выдал деда, вплоть до его боевого пути с 50-й дивизией, которая встала на пути врага перед столицей нашей родины на Можайском направлении в составе 5-й армии Западного фронта.
Есть даже данные о его участии в боевых действиях – по дням и суткам. И вся вторая половина 1941 года для дивизии, в которой воевал дед, почти ежедневно прошла в активных боевых действиях. Иногда воевали по двое суток подряд, без передышки. После весны 1942 года боевые действия уже значатся гораздо реже.
Тут у нас возник вопрос: если официальной датой освобождения Москвы и области считается 22 января 1942 года, как же наш дед убит 25 декабря 1942 года и похоронен в Уваровском районе, который ныне входит в Можайский район? Пришлось покопаться в Интернете.
Оказалось, что Московская область действительно была освобождена, но Уваровский район находился на границе со Смоленской областью, где фашисты оставались до марта 1943 года. Здесь, видимо, происходили, как тогда выражались, бои местного значения, поскольку летом 1942 года главным сражением стала Сталинградская битва.
Вот что говорит член Международной ассоциации историков Второй мировой войны, доктор исторических наук, профессор, полковник Юрий Рубцов: «Действительно, до марта 1943 года в районе Уваровки гибли бойцы, но не потому, что Московская область не была освобождена. Дело в том, что в двадцати километрах от Уваровки в Гжатске (на Смоленщине) заняла оборону фашистская дивизия. Последний раз она предприняла бесперспективную контратаку на Можайском направлении в первых числах марта 1943 года, но была полностью разгромлена силами 5-й армии». Возможно, дед попал в такую вот переделку, поскольку, как указано в архивном документе – в списке погибших по дивизии из его полка убитых только двое.
Многое приходится сейчас домысливать. Как было на самом деле, никто уже не узнает. Да и тогда бы не стали на каждого заводить «досье» об обстоятельствах гибели – таких было миллионы. И огромное дело сделало Минобороны, подняв архивы и дав людям хоть ту скудную информацию об их погибших, пропавших без вести родных.
Читайте нас в